Нет налогов, нет импорта

26.03.2020 Автор: AlenaSadikova

Проблемы отрасли, с точки зрения владельцев и руководителей компаний, можно разделить на четыре группы:

  • Высокие налоги, отсутствие макроэкономической стабильности и проблемы с финансами;
  • Институциональные факторы, такие как непредсказуемое государственное регулирование, отсутствие прозрачности бизнеса и т. Д.
  • Административные барьеры, такие как таможенные правила, трудности с получением земельных участков и разрешений на строительство и т. Д.
  • Слаборазвитая промышленная инфраструктура (электричество, транспорт, связь и т. Д.)

Практики отрасли видят потенциальные решения прежде всего в снижении налоговой нагрузки и в замораживании тарифов естественных монополий. Многие руководители компаний ищут крупные правительственные контракты. Значительная часть участников рынка хотела бы видеть ограничения на импорт, и лишь немногие считают, что правительство должно предоставить экспортные стимулы.

По словам Радаева, некоторые из этих предложений являются разумными и, если они будут внесены, могут помочь удержать компании на плаву, по крайней мере, на некоторое время. Однако Радаев утверждает, что ни государственная помощь, ни ограничения на импорт не могут обеспечить долгосрочного решения проблемы легкой промышленности России. Чтобы выжить и процветать, отечественная промышленность должна быть интегрирована в глобальное разделение труда.

Новая торговая революция

За последние 40 лет текстильная и швейная промышленность превратилась в глобальный бизнес, в котором международные торговые сети играют важную роль. Роль торгового капитала снова возросла, но, в отличие от эпохи меркантилизма, теперь он перемещает производственные мощности, а не продукты, между странами. После Второй мировой войны торговые компании и владельцы мировых брендов внесли свой вклад в построение глобальных цепочек поставок, которые составляют основу современной легкой промышленности.

Чтобы снизить свои затраты, трейдеры и владельцы брендов перенесли свою продукцию из более развитых стран в менее развитые страны — сначала в Японию, затем в Южную Корею, Гонконг и Тайвань, а затем в Юго-Восточную Азию и Китай.

Новые производственные процессы и методы управления сопровождают передачу физических объектов. По мере развития стран они переключаются на производство сложных продуктов с высокой добавленной стоимостью и переносят более простое и трудоемкое производство в менее развитые страны. В качестве примера Радаев привел Wal-Mart, перенося свои производственные заказы из Китая в Бангладеш.

Радаев рассматривает примеры Китая, Турции и Германии. Китай присоединился к глобальным цепочкам поставок снизу вверх, начав дешевое и трудоемкое производство. Интеграция Германии происходила сверху вниз: в последние десятилетия бывшая обширная текстильная промышленность страны сократилась, а теперь ее отечественное производство сосредоточено на высококачественных товарах с высокой добавленной стоимостью (таких, как технический текстиль). Трудоемкое производство с низкой добавленной стоимостью было перенесено в страны бывшего восточного блока.

В отличие от Китая и Германии, Турция извлекла выгоду из своей квалифицированной рабочей силы и благоприятной институциональной среды для бизнеса. Россия, однако, не подходит ни к одной из вышеперечисленных моделей.