Экономика стирает грань между формальной и неформальной занятостью

03.04.2020 Автор: AlenaSadikova

Неформальный характер занятости не влияет на социальный статус работника, потому что различия между формальной и неформальной занятостью в России незначительны, говорит Анна Зудина, младший научный сотрудник Центра исследований рынка труда НИУ ВШЭ.

Как и прежде, неформальная занятость, которая играет важную роль в оказании помощи людям и экономикам в адаптации к трансформационным шокам, остается значительной частью российского рынка труда, хотя те, кто занимается этим, не охвачены большинством норм и правил трудового законодательства.

Анна Зудина задалась вопросом, играет ли неформальная занятость в России роль в формировании социальной структуры страны — другими словами, связано ли неформальное трудоустройство с принадлежностью к менее (или более) привилегированным социальным группам, и если да, то каким образом?

Зудина искала ответы, изучая взаимосвязь между занятостью ее респондентов в формальном или неформальном секторе и их восприятием их собственного социального статуса.

Зудина предположила, что самовосприятие своего социального статуса будет отличаться в зависимости от того, был ли респондент занят формально или неформально. Согласно ее основной гипотезе, неформальные работники считают, что они имеют более низкий социальный статус, чем формальные работники. Таким образом, неформальность на рынке труда будет действовать как стратифицирующий механизм, помещая неформальных работников на разные ступени социальной лестницы, расположенные ниже базового уровня для официальных работников.

Фактор страны

Различные исследования показывают, что в более процветающих странах неформальные работники, как правило, имеют более низкую самооценку в отношении своего статуса, чем формальные работники, в то время как работающие не по найму люди часто имеют большую самооценку, чем неформальные наемные работники. Однако в менее развитых странах различие между формальной и неформальной занятостью зачастую носит лишь номинальный характер, поэтому разница в самооценке незначительна.

В некоторых случаях уровень экономического развития страны может влиять на рост различий в самооценке формальных и неформальных работников — например, когда в экономике создается много низкоквалифицированных, неформальных рабочих мест, которые могут быть приняты заявителями, которые оценивают их социальный статус, чтобы быть на более низком уровне. Это явление наблюдалось в России в 2000-х годах, когда экономический рост породил множество неформальных рабочих мест, в основном занятых неквалифицированной рабочей силой. Основываясь на этих выводах, Зудина предположила, что самооценка социального статуса будет значительно отличаться между формальными и неформальными работниками и будет ниже среди неформальных работников.

Без изменений в статусе

Тем не менее, исследование Зудиной показывает, что между формальными и неформальными работниками в России нет существенной разницы в том, как они воспринимают свой социальный статус. Хотя экономический рост в 2000-х годах создавал в основном неформальные рабочие места, он не делал официальную занятость более престижной. Это означает, что как формальные, так и неформальные работники в России имеют общую социальную среду с небольшими различиями в статусе.

Но это не значит, что российским сотрудникам одинаково комфортно в этой среде. Значительная часть работающих россиян недовольны своим положением и имеют низкую самооценку в отношении своего статуса, независимо от того, является ли их занятость формальной или неформальной. Эти данные не только характеризуют неформальную занятость на российском рынке труда, но и могут указывать на то, что учреждения формального сектора воспринимаются как неспособные предложить лучшую заработную плату или лучшую социальную защиту.

После десятилетия устойчивого экономического роста большинство россиян продолжают воспринимать свой социальный статус как низкий, что может быть отчасти связано с неблагоприятной институциональной средой и неэффективным государственным регулированием, из-за которого государство не в состоянии полностью выполнять свои социальные обязательства, даже формальным работникам.

С другой стороны, неформальная занятость больше не рассматривается как редкая и необычная вещь; его различные формы помогли многим россиянам адаптироваться к экономическим преобразованиям в стране и в настоящее время воспринимаются как норма занятости. Таким образом, рост неформальной занятости вряд ли будет способствовать социальной уязвимости российских работников, которые не видят каких-либо фундаментальных различий между формальной и неформальной занятостью.